Андре Моруа

Пользовательский поиск

(Andre Maurois,1885 - 1967)

Андре МоруаФранцузский писатель, настоящее имя Эмиль Эрзог.

Родился близ Руана в семье промышленника. Окончил Руанский лицей имени Корнеля. Большое влияние на него оказал преподаватель философии Эмиль Шартье, приобретший европейскую известность под именем Ален. По окончании лицея будущий писатель стал одним из руководителей фабрики отца. Участвовал в первой мировой войне переводчиком в Британском экспедиционном корпусе, что дало материал для первого романа - «Молчание полковника Брэмбла» («Les silences du colonel Bramble», 1918). Английская тема была продолжена в ряде художественных и публицистических произведений. В 20-30-е гг. он создал трилогию из жизни английских романтиков: «Ариэль, или Жизнь Шелли» («Ariel ou la Vie de Shelley», 1923), «Жизнь Дизраэли» («La Vie de Disraeli», 1927) и «Байрон» («Byron», 1930), которая позднее была издана под общим названием «Романтическая Англия», выпустил несколько романов: «Бернар Кене» («Bernard Quesnay», 1926), «Превратности любви» («Climats», 1928), «Семейный круг» («Le Cercle de famille», 1932) и др.

Когда началась вторая мировая война, 54-летний писатель записался добровольцем в действующую армию. После поражения Франции он оказался в США, где написал ряд исторических и публицистических материалов. После возвращения на родину издает сборники новелл, книгу «В поисках Марселя Пруста» («A la recherche de Marcel Proust», 1949), посвятил три книги французским романтикам - «Лелия, или Жизнь Жорж Санд» («Lelia ou la Vie de George Sand», 1952), «Олимпио, или Жизнь Виктора Гюго» («Olympic ou la Vie de Victor Hugo», 1955), «Три Дюма» («Les Trois Dumas», 1957). В год 80-летия Моруа написал последний биографический труд «Прометей, или Жизнь Бальзака» («Promethee ou la Vie de Balzac», 1965).

Творчество Моруа поистине огромно - 200 книг, более тысячи статей. Его перу принадлежат романы и новеллы, критические статьи и философские эссе: литературные мемуары и исторические труды. Но прежде всего Моруа - мастер биографического жанра.

В творческом наследии Моруа биографии занимают особое место. Об их успехе говорят огромные тиражи, многочисленные награды, которых удостоен писатель. Критики и литературоведы, говоря о биографических книгах Моруа оперируют различными понятиями: художественная биография, биографический роман, романизированная и даже беллетризированная биография. Последнее определение писатель решительно отвергал, утверждая, что в своих работах он опирается только на факты; документ становится у него необходимой, органической частью книги.

В центре биографии Моруа - творческая личность, человек действия, труженик, бунтарь. Пессимистическому неверию в человека он противопоставляет веру в индивидуума, которого создают не только внешние обстоятельства, но и он сам. Такими предстают у него Шелли и Байрон, Дизраэли и Гюго, Санд и Дюма. Его биографии возникли на стыке исторического исследования, литературоведческого анализа и психологического романа.

По мнению писателя, биография в эстетическом плане имеет определенные преимущества перед романом: «Когда мы читаем биографию знаменитого человека, мы заранее знаем главные перипетии и исход событий... Мы как бы прогуливаемся по знакомой местности, оживляя свои воспоминания и дополняя их. Спокойствие духа, с которым мы совершаем эту прогулку, лишенную неожиданностей, благоприятствует эстетической установке».

Моруа интересует прежде всего духовное развитие личности, история выступает здесь только как фон в той мере, в какой она необходима для понимания этого развития. Ему интересно проследить, как постепенно формируется характер в соприкосновении с людьми и событиями.

источник

читать он-лайн на lib.ru

OZON.ru - Книги | Открытое письмо молодому человеку о науке жить. Искусство беседы | Андре Моруа | Книга на все времена | Авторский сборник/ 243 руб.OZON.ru - Книги | Открытое письмо молодому человеку о науке жить. Искусство беседы | Андре Моруа | Книга на все времена | Авторский сборник/ 243 руб.
OZON.ru - Книги | Письма незнакомке | А. Моруа | Lettres a l'inconnue | Книга на все времена | Купить книги: интернет-магазин / Авторский сборник/ 303 руб. OZON.ru - Книги | Письма незнакомке | А. Моруа | Lettres a l'inconnue | Книга на все времена | Купить книги: интернет-магазин / Авторский сборник/ 303 руб.

Возвращение пленного

История эта не вымышленная, а подлинная. Произошла она в 1945 году во французской деревушке, которую мы по понятным причинам назовем условно Шарден.

  Начинается наша история в поезде, на котором возвращаются из Германии пленные французы. Их двенадцать человек в купе, рассчитанном на десятерых; им страшно тесно, они изнемогают от усталости, но настроение у всех повышенное, и они счастливы от сознания, что после пятилетнего отсутствия снова увидят наконец родные места, свои дом, свою семью.

  Почти у всех воображение занято сейчас образом женщины. Они думают о ней с любовью, с надеждой, а кое - кто и с тревогой. Найдут ли они ее все такою же, по-прежнему верной? С кем она встречалась, что делала в эти долгие годы одиночества? Удастся ли вновь наладить совместную жизнь? Те, у кого есть дети, волнуются меньше. Их женам пришлось заниматься ребятишками, и присутствие малышей, их жизнерадостность помогут на первых порах войти в привычную колею. В углу купе сидит высокий, худой мужчина, с живым лицом и горящими глазами, похожий скорее на испанца, чем на француза. Зовут его Рено Лемари, и родом он из Шардея в Перигоре. В то время как поезд мчится в ночи и время от времени паровозный свисток покрывает однообразный грохот колес, он беседует с соседом:

  - Ты женат, Сатюрнен?

  - Конечно, женат... Еще до войны два малыша родились... Ее зовут Марта. Хочешь, покажу карточку?

  Сатюрнен - низкорослый веселый мужчина со шрамом на лице - вынимает из внутреннего кармана потрепанный, засаленный бумажник и с гордым видом показывает рваную фотографию.

  - Красавица! - замечает Лемари, - И тебе не боязно возвращаться?

  - Боязно?.. Я сам не свой от радости. Чего же бояться?

  - Но ведь она красавица, осталась одна, а вокруг столько мужчин...

  - Ты меня смешишь! Для Марты других мужчин от роду не существовало... С ней вдвоем мы всегда были счастливы... А если бы я тебе показал, какие письма она мне присылала все эти пять лет...

  - Ну, письма... Это еще ничего не доказывает... Я тоже получал прекрасные письма... И все - таки я очень волнуюсь.

  - Ты не уверен в своей жене?

  - Да нет, уверен... Был, по крайней мере, уверен... Пожалуй, больше, чем кто другой... Мы женаты уже шесть лет, и ничего никогда не омрачало нашу жизнь.

  - Так в чем же дело?

  - Все дело, старина, в моем характере... Я из тех, что никак не могут поверить в счастье. Я всегда твердил себе, что Элен для меня слишком хороша, слишком красива, слишком умна... Она женщина образованная, мастерица на все руки... Возьмется за тряпку - тряпка превращается в платье... Примется обставлять крестьянский домик - он становится раем... Вот я и думаю: во время войны в наших местах перебывало много беженцев и среди них, разумеется, попадались люди куда лучше меня... Возможно, были и иностранцы, союзники... На самую красивую женщину в селе, ясное дело, обращали внимание.

  - Ну и что же такого? Раз она тебя любит...

  - Так - то оно так, старина. Но ты представь себе: жить в одиночестве целых пять лет. Шарлей не ее родина, а моя. Родни у нее там нет. Значит, соблазн был велик.

  - Ты меня смешишь, честное слово! У тебя мозги набекрень... Ну, допустим даже, что что - то и было... Что ж из этого, если она о нем и думать перестала? Если только ты один ей и нужен?.. Скажут мне, предположим, что Марта... Так я отвечу: «Ни слова больше!.. Она мне жена; пришлось воевать; она осталась одна; а теперь снова мир... Мы начинаем сызнова».

  - Я не таков, - возразил Лемари. - Если я узнаю, когда вернусь, хоть сущую малость...

  - Что же ты тогда сделаешь? Убьешь се? Ты полоумный, что ли?

  - Нет, ничего я с ней не сделаю. Даже не попрекну. Я сгину. Уеду куда-нибудь подальше, переменю имя. Оставлю ей деньги, дом... Мне ничего не надобно, я заработаю себе на хлеб... Начну новую жизнь... Может, это и глупо, но уж таков я: все или ничего...

  Паровоз просвистел; загромыхали стрелки; поезд входил в вокзал. Собеседники умолкли.

  Мэром Шардея был сельский учитель. То был человек честный, добрый и осмотрительный. Получив в один прекрасный день уведомление о том, что двадцатого августа должен вернуться домой Рено Лемари, входящий в группу пленных, направляющихся на юго-запад, мэр решил лично оповестить об этом его жену. Он застал ее за работой в садике; садик у нее был лучше всех на селе, ползучие розы обрамляли крыльцо с обеих сторон.

  - Я отлично знаю, мадам Лемари, что вы не из тех женщин, которых, во избежание опасного осложнения, нужно предупреждать о возвращении супруга... Надобности в этом нет, разумеется. Более того, позвольте заметить, ваше поведение, ваша строгость всех восхищали... Даже кумушки, которые обычно не слишком снисходительны к другим женщинам, не могли ничего сказать на ваш счет.

  - Всегда найдется, что сказать, господин мэр, - заметила Элен, улыбнувшись,

  - Я сам так думал, мадам, именно так... Но вы всех их обезоружили... А пришел я для того, чтобы увидеть, как вы обрадуетесь... и, уверяю вас, радуюсь вместе с вами. Вам, думаю, захочется устроить ему торжественную встречу... Как и у всех - теперь, у вас, верно, не густо, по-такому случаю...

  - Вы совершенно правы, господин мэр. Я устрою Рено торжественную встречу... Вы сказали, двадцатого? А в котором часу, как вы думаете?

  - В бумаге сказано: «Поезд отправляется из Парижа в двадцать три часа». Такие составы движутся медленно... Мужу вашему придется слезть в Тивье, значит, ему предстоит пройти еще четыре километра пешком. Так что раньше полудня его не ждите.

  - Уверяю вас, господин мэр, ему будет приготовлен отличный завтрак;... Сами понимаете, вас я не приглашаю... Но я очень благодарна вам за то, что вы пришли.

  - В Шардее все любят вас, мадам Лемари... Хоть вы и не здешняя, все вас считают своею.

  Двадцатого числа Элен Лемари поднялась в шесть часов утра. Ночь она не спала. Накануне она убрала весь дом, вымыла выложенные плиткой степы, натерла полы, заменила запыленные шнуры у окопных занавесок свежими. Затем она отправилась к Марсиалю, местному парикмахеру, так как решила завиться, и пролежала ночь с сеткой на голове, чтобы не смять прическу. Она пересмотрела свое белье и любовно выбрала шелковое, которое пи разу не надевала за все долгие годы одиночества. Какое надеть платье? Когда-то ему особенно нравилось полосатое, синее с белым из переливчатой ткани. Но, примерив его, она с великим огорчением убедилась, что оно стало ей широко, так сильно похудела она от недоедания. Нет, она наденет черное, которое сшила сама, и украсит его цветным воротничком и поясом.

  Перед тем как приготовить завтрак, она припомнила все, что он любит. Но во Франции 1945 года многого недоставало... Сделать шоколадный крем?.. Да, он очень его любит, но шоколада - то нет... К счастью, у нее было несколько свежих яиц от собственных кур, а Рено говорил, что она готовит яичницы лучше всех... Он любит недожаренное мясо, хрустящую картошку, но лавка шардейского мясника закрыта уже третий день... Был у нее цыпленок, зарезанный накануне; она изжарила его. Л так как одна из ее соседок уверяла, что в городке неподалеку лавочник продает из-под полы шоколад, она решила съездить туда.

  «Если я выйду из дому в восемь, - подумала она, - то к девяти могу возвратиться... Перед уходом я все приготовлю, так что, когда вернусь, мне останется только заняться стряпней».

  Она была глубоко взволнована и вместе с тем очень весела. Погода стояла прекрасная. Никогда еще утреннее солнце так не сияло над долиной. Она стала накрывать на стол, напевая. «Скатерть в белую и красную клетку... Стол был покрыт ею за нашим первым супружеским обедом... Будут розовые тарелки с картинками, которые так забавляли его... Бутылку игристого вина... а главное - цветы... Он всегда любил, чтобы на столе были цветы, и говорил, что я подбираю букеты лучше всех».

  Она составила трехцветный букет: белые маргаритки, маки, васильки и несколько колосьев овса. Прежде чем уехать, она, опершись на велосипед, долго смотрела в распахнутое окно на их маленькую столовую. Да, ничего не скажешь, все приготовлено отлично. После всех пережитых невзгод Рено будет, конечно, удивлен, что и в доме его, и в жене почти ничего не изменилось... Она посмотрелась в большое зеркало. Слишком худа, пожалуй, но зато какой цвет лица, какая она молодая и притом явно влюблена... Голова кружилась у нее от счастья.

  «Ну, пора в дорогу! - подумала она. - Который час? Боже, уже девять!.. Как я замешкалась... Но мэр сказал, что поезд придет около двенадцати... К тому времени вполне успею».

  Домик супругов Лемари стоял на отшибе, на самой окраине села, а потому никто не заметил* как солдат - худой, с горящим взглядом - прокрался в их сад. На мгновение он замер, ослепленный светом и счастьем, одурманенный красотой цветов и гудением пчел. Потом он тихо позвал:

  - Элен!

  Никто не ответил. Он повторил несколько раз:

  - Элен!. Элен!..

  Встревоженный безмолвием, он подошел к окну и увидел стол, накрытый на двоих, цветы, бутылку игристого. Сердце его так дрогнуло, что ему пришлось прислониться к стене.

  «Боже! Она живет не одна!» - подумал он.

  Час спустя, когда Элен вернулась домой, соседка сказала ей:

  - Я видела вашего Рено. Он бежал по дороге. Я его окликнула, а он даже не обернулся.

  - Бежал?.. В какую же сторону?

  - В сторону Тивье.

  Она бросилась к мэру, по тот ничего не знал.

  - Я боюсь, господин мэр... Очень боюсь... Рено на вид хоть и суров, но он человек ревнивый, мнительный. Он увидел два прибора... Он, вероятно, нe понял, что я жду его... Надо немедленно его разыскать, господин мэр... Во что бы то пи стало... С него станется, что он уже и не вернется... Л я так люблю его!

  Мэр распорядился, чтобы па вокзал Тивье отправили рассыльного на велосипеде, поднял на ноги жандармов, по Лемари (Рено) исчез. Элен всю ночь просидела у стола; было жарко, и цветы стали уже вянуть. К еде она не прикоснулась.

  Прошел день, потом неделя, потом месяц.

  Теперь вот уже два года минуло с того трагического дня, и до нее не дошло ни малейшего слуха о муже.

  Я пишу эту историю в надежде, что он прочтет ее и вернется.

источник

Наверх
занятия в формате art-wellness в клубе ИШТАР - иностранные языки, психология, танцы и спорт, искусство наслаждаться жизнью