Льюис Кэрролл "Алиса в Зазеркалье"

Марафон ФГ

Пользовательский поиск

     Перевод Н. М. Демуровой

     Стихи в переводах С. Я. Маршака, Д. Г. Орловской и О. И. Седаковой

     Комментарий Мартина Гарднера

     Lewis Carroll. Alice's adventures in wonderland.

     Through the looking-glass and what Alice found there

     Льюис Кэрролл. Приключения Алисы в стране чудес

     Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в зазеркалье

     2-е стереотипное издание

     Издание подготовила Н. М. Демурова

     М., "Наука", Главная редакция физико-математической литературы, 1991

     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru

 

"Алиса в Зазеркалье", бессмертное произведение классика английской литературы Льюиса Кэрролла,

- это сказка, написанная для детей и повествующая о чудесных приключениях главной героини. Но тем удивительнее, что это, пожалуй, единственная сказка, которую с не меньшим удовольствием читают и взрослые.

скачать

 

Отрывки

                                 ОБЪЯВЛЕНИЕ

 

     Вот уже свыше четверти века я прилагаю все усилия  к  тому,  чтобы  мои книги выходили напечатанными наилучшим образом,  насколько  это  возможно  в рамках  избранных  цен.  Я  глубоко  огорчен  тем,   что   последний   завод "Зазеркалья" - шестидесятая тысяча - был  пущен  в  продажу,  ибо  никто  не заметил,  что  большая  часть  иллюстраций  напечатана  весьма  неудачно,  в результате чего книга не стоит тех денег, которые за  нее  платят.  Я  прошу всех, кто купил экземпляры  из  шестидесятой  тысячи,  вернуть  их  господам Макмиллану и КЬ, Бедфорд Стрит 29, Ковент Гарден, указав при этом свое имя и адрес; взамен им будут высланы экземпляры из следующего завода.

     Я намереваюсь не уничтожать непроданные экземпляры, а пожертвовать их в рабочие институты {1}, сельские читальни и прочие заведения того же рода, не имеющие достаточных средств для покупки подобных книг. В  этой  связи  прошу направлять на мое имя по адресу господ Макмиллан  просьбы  о  присылке  этих книг. Письма должны быть заверены каким-либо ответственным лицом и содержать сведения о том, в какой  мере  данному  центру  удается  покупать  книги  на собственные средства и каково среднее количество его читателей.

     Пользуюсь случаем объявить, что,  если  в  будущем  я  захочу  сообщить что-либо своим читателям, я буду прибегать к рекламной полосе "Напасти" - ежедневных газет в первый вторник месяца.

 

                                                               Льюис Кэрролл Рождество, 1893 г.

 

СКВОЗЬ ЗЕРКАЛО И ЧТО ТАМ УВИДЕЛА АЛИСА, ИЛИ АЛИСА В ЗАЗЕРКАЛЬЕ

 

            THROUGH THE LOOKING-GLASS AND WHAT ALICE FOUND THERE 

                        DRAMATIS PERSONAE {*} {1}

                      (РАССТАНОВКА ПЕРЕД НАЧАЛОМ ИГРЫ)

                        {* Действующие лица (лат.).}

 

      Белые                           Черные

 

      Фигуры          Пешки           Пешки              Фигуры

 

      Труляля         Маргаритка      Маргаритка         Шалтай-Болтай

      Единорог        ЗайАТС          Чужестранец        Плотник

      Овца            Устрица         Устрица            Морж

      Белая Королева  Крошка Лили     Тигровая Лилия     Черная Королева

      Белый Король    Лань            Роза               Черный Король

      Старичок        Устрица         Устрица            Ворон

      Белый Рыцарь    Болванc Чик     Лягушонок          Черный Рыцарь

      Траляля         Маргаритка      Маргаритка         Лев

 

 

                        Дитя с безоблачным челом {1}

                          И удивленным взглядом,

                        Пусть изменилось все кругом

                          И мы с тобой не рядом,

                        Пусть годы разлучили нас,

                        Прими в подарок мой рассказ.

 

                        Тебя я увижу лишь во сне,

                          Не слышен смех твой милый,

                        Ты выросла, и обо мне,

                          Наверное, забыла {a}.

                        С меня довольно, что сейчас

                        Ты выслушаешь мой рассказ.

 

                        Он начат много лет назад

                          Июльским утром ранним,

                        Скользила наша лодка в лад

                          С моим повествованьем.

                        Я помню этот синий путь,

                        Хоть годы говорят: забудь!

 

                        Мой милый друг, промчатся дни,

                          Раздастся голос грозный.

                        И он велит тебе: "Усни!"

                          И спорить будет поздно.

                        Мы так похожи на ребят,

                        Что спать ложиться не хотят.

 

                        Вокруг - мороз, слепящий снег

                          И пусто, как в пустыне,

                        У нас же - радость, детский смех,

                          Горит огонь в камине.

                        Спасает сказка от невзгод -

                        Пускай тебя она спасет.

 

                        Хоть легкая витает грусть

                          В моей волшебной сказке,

                        Хоть лето кончилось, но пусть

                          Его не блекнут краски {2},

                        Дыханью зла и в этот раз

                        Не опечалить мой рассказ {3}.

 

 

----------------------------------------------------------------------------

     a Грустная мысль, выраженная  в  этих  строках,  к  счастью,  не  имела реального  основания,  хоть  большинство  маленьких  друзей  Кэрролла,  став повзрослее, и теряли с ним связь (а возможно, это он терял  связь  с  ними).

Среди воспоминаний о Кэрролле особое место занимают мемуары  Алисы  Лидделл, написанные ею в преклонном возрасте.

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

 

     Так как шахматная задача, приведенная на предыдущей странице, поставила в тупик некоторых читателей,  мне  следует,  очевидно,  объяснить,  что  она составлена в  соответствии  с  правилами  -  насколько  это  касается  самих  ходов.

     Правда,  очередность  черных и белых не всегда соблюдается с надлежащей строгостью, а "рокировка" трех Королев просто означает, что все три попадают во дворец; однако всякий, кто возьмет  на  себя  труд  расставить  фигуры  и проделать указанные ходы, убедится, что "шах" Белому Королю  на  6-ом  ходу, потеря черными Коня на 7-ом и финальный "мат" Черному Королю не противоречат законам игры {a}.

     Новые слова  в  стихотворении  "Бармаглот"  (см.  с.  126-127)  вызвали известные разногласия относительно их произношения; мне  следует,  очевидно, дать  разъяснения  и  по  этому  пункту.  "Хливкие"  следует  произносить  с ударением на первом слоге;  "хрюкотали"  -  на  третьем;  а  "зелюки"  -  на последнем {1}.

     Для шестьдесят первой тысячи  этого  издания  с  деревянных  форм  были сделаны новые клише (так как их не использовали непосредственно для  печати, они находятся в таком же отличном состоянии, как  и  в  1871  г.,  когда  их изготовили); вся книга была набрана новым  шрифтом.  Если  в  художественном отношении это переиздание в чем-либо будет уступать своим  предшественникам, это произойдет не по вине автора, издателя или типографии.

     Пользуюсь случаем уведомить публику, что "Алиса для детей", стоившая до сего дня 4 шиллинга без обложки, продается сейчас на тех же условиях, что  и обычные  шиллинговые  книжки  с  картинками,  хоть  я  и  уверен,  что   она превосходит их во всех отношениях (за исключением самого текста, о котором я не вправе судить). 4 шиллинга  -  это  была  цена  вполне  разумная,  если учесть, какие серьезные расходы повлекла для меня эта  книга;  впрочем,  раз Читатели говорят: "За книжку с картинками, как бы хороша она ни была, мы  не желаем платить больше четырех шиллингов", - я согласен списать в убыток свои расходы по ее изданию, и, чтобы не оставить малышей, для  которых  она  была написана, вовсе без нее, я продаю ее по такой цене, что для меня равносильно тому, как если б я раздавал ее даром.

 

     Рождество 1896 г.

----------------------------------------------------------------------------

     a Описание шахматной задачи, лежащей в  основе  повествования,  которое дает Кэрролл, не грешит против истины. Трудно объяснить утверждение, которое мы находим в "Справочнике по литературе о  достопочтенном  Ч.  Л.  Доджсоне" Сиднея Уильямса и Фальконера Мэдена (Sydney  Williams  and  Falconer  Madan. Handbook of the Literature of the Rev. C. L. Dodgson, p. 48), что до сих пор "не было сделано попытки" поставить правильный  мат.  Финальный  мат  вполне ортодоксален. Конечно, как указывает  сам  Кэрролл,  не  всегда  соблюдается чередование ходов черных и белых,  и  некоторые  из  "ходов",  перечисленных Кэрроллом,  не  сопровождаются  реальным  передвижением   фигур   на   доске (например, первый, третий, девятый и десятый "ходы" и "рокировка" королев).

     Самое серьезное нарушение правил игры  в  шахматы  происходит  к  концу задачи, когда Белый Король оказывается под шахом Черной Королевы, причем оба не обращают на это никакого внимания. "Почти ни один ход не имеет  разумного смысла с точки зрения шахмат", - пишет мистер Мэден.  Конечно,  обе  стороны играют до крайности небрежно, но чего же ожидать от безумцев, находящихся по ту сторону зеркала? Дважды Белая Королева  пропускает  возможность  объявить мат, а потом почему-то бежит от Черного Коня, когда могла бы взять его.  Оба промаха, однако, можно объяснить ее рассеянностью.

     Огромные трудности, неизбежные при попытке увязать партию в  шахматы  с веселой   сказкой-нонсенсом,   Кэрролл    преодолевает    с    замечательной находчивостью. Алиса, к  примеру,  не  обменивается  репликами  ни  с  одной фигурой, не находящейся в клетке, граничащей с ней. Королевы мечутся во  все стороны, верша всевозможные дела, тогда как их супруги остаются сравнительно неподвижными, ничего не  предпринимая,  -  как  это  и  бывает  в  настоящих шахматах. Причуды Белого Рыцаря на удивление соответствуют причудливому ходу его коня; даже склонность Рыцарей  падать  со  своих  коней  то  налево,  то направо напоминает о том, как они движутся по шахматной доске - две клетки в одном направлении, а потом одна вправо  или  влево.  Чтобы  помочь  читателю связать  шахматные  ходы  с  сюжетными,  каждый  ход  будет   отмечаться   в комментарии.

     Горизонтали  на  огромной  шахматной  доске  отделены  друг  от   друга ручейками. Вертикали - живыми изгородями.  В  продолжение  всей  игры  Алиса остается позади Королевы - лишь последним ходом, став  сама  королевой,  она берет Черную  Королеву,  чтобы  поставить  мат  дремлющему  Черному  Королю. Любопытно, что  именно  Черная  Королева  убедила  Алису  пройти  к  восьмой горизонтали. Королева  думала  таким  образом  защититься  сама,  ибо  белые вначале могут одержать легкую, хоть и не очень изящную победу  в  три  хода.

Белый Конь прежде всего объявляет шах на g3. Если Черный Король движется  на d3 или (14, то Белая Королева дает мат на сЗ. Если же Черный Король идет  на е5, то белые дают шах на с5, вынуждая Черного  Короля  пойти  на  е6.  Затем Белая Королева объявляет мат на d6. Это требует, конечно, некоторой  живости ума, которой не обладали ни Король, ни Королева.

     Делались попытки придумать  лучшую  последовательность  ходов,  которая больше соответствовала бы повествованию и правилам игры.  Из  известных  мне попыток такого рода наиболее далеко идущей является опубликованная в майском номере "Бритиш чесc мэгэзин" за 1910 г.  ("British  Chess  Magazine",  1910, vol. 30, p. 181).

     Доналд  М.  Лидделл  описывает  всю  игру,  начатую  дебютом  Берда   и заканчивающуюся  матом,   который   объявляет   Алиса,   достигнув   восьмой горизонтали на  шестьдесят  шестом  ходу.  Выбор  дебюта  очень  хорош,  ибо английский мастер X. Э. Берд не имел себе равных  по  эксцентричности  игры.

Является  ли  Доналд  Лидделл  родственником  кэрролловских  Лидделлов,  мне выяснить не удалось. 

    В  средние  века  и   эпоху   Возрождения   шахматные   партии   иногда разыгрывались на огромных лугах людьми, исполнявшими роль фигур  (см.  Рабле "Гаргантюа и Пантагрюэль", книга 5, главы 24 и 25); но я не знаю до Кэрролла yи  одной  попытки  построить  повествование,  оживив  шахматные  фигуры.  В качестве недавнего примера такого же рода приведу  прекрасный  рассказ  Пола Андерсона "Бессмертная партия" (Paul Anderson. The Immortal Game. - "Fantasy and Science Fiction", February, 1954).

     Шахматные фигуры по многим причинам  чрезвычайно  хорошо  соответствуют второй книге об Алисе.  Они  дополняют  карточные  персонажи  первой  книги, разрешая  вновь  воспользоваться   королями   и   королевами.   Исчезновение воров-валетов более чем возмещается  появлением  благородных  рыцарей  с  их конями. Удивительным переменам, связанным с ростом  Алисы  в  первой  книге, соответствуют не  менее  удивительные  перемены  местоположения,  вызванные, разумеется,  передвижением  шахматных  фигур  на   доске.   По   счастливому совпадению шахматы увязываются с темой зеркального отражения. Дело не только

в том, что туры, офицеры и кони парны,  но  и  в  том,  что  в  начале  игры асимметричное расположение фигур  одной  стороны  (из-за  позиций  короля  и королевы) представляет собой точное зеркальное отражение расположения  фигур противника. И, наконец, безумство шахматной игры как нельзя  лучше  отвечает безумной логике Зазеркалья.

 

Наверх